ßíäåêñ.Ìåòðèêà

Дом московских генерал-губернаторов К истории реконструкции 1891-1893 гг.

Автор: Ю. Р. Савельев, архитектор

Оригинал статьи на сайте журнала "Архитектура и строительство Москвы"

Это здание (Тверская улица, 13) - одно из наиболее известных в столице. Его внешний облик изменился в прошлом столетии после надстройки двух этажей (1946), а вот наиболее радикальная перепланировка и отделка интерьеров (о чем мало кто знает) произошла в конце XIX века и была связана с именами двух выдающихся личностей той эпохи - генерал-губернатора Москвы Великого князя Сергея Александровича и профессора истории архитектуры, академика Николая Владимировича Султанова. Последний стал получать заказы от Сергея Александровича еще в начале 1880-х годов: выполнил отделку интерьеров и убранство домовой церкви в петербургском дворце брата Великого князя Павла Александровича, по его же совету был назначен строителем памятника Александру II в Московском Кремле, создал множество прекрасных предметов богослужебной утвари - киотов, лампад и других произведений малых форм1. Зодчего и Великого князя сближала общность взглядов на роль истории в художественном творчестве. Оба считали, что традиции древнерусского искусства должны найти воплощение в образах современной им архитектуры. Заказчик выделял именно этого архитектора из числа коллег благодаря его энциклопедическим знаниям в области истории русского искусства, древней строительной и декоративной техники, иконографии. "В[еликий] князь очень доволен Султановым и его работами по созданию древневоспроизводимых памятников. Другие архитекторы, говорит, что их попросишь, всегда противоречат, сказывают, что это по технике нельзя и т. д., упирают на свои специальные знания. А я не специалист и желаю то, чего желаю. Султанов всегда поймет мою мысль и разовьет ее, как мне желается. Отличный мастер-художник"2.

Вид дома военного генерал-губернатора. Литография Л. Ж. Арну. Середина XIX века

Перестройка новой резиденции московских генерал-губернаторов представляет собой пример взаимопонимания заказчика и зодчего, причем вклад Великого князя в создание проекта представляется весьма существенным. Основное представительское значение в четырехэтажном здании имели залы второго и третьего этажей, где находились домовая церковь, приемная и парадные помещения, убранством которых Н. В. Султанов был занят более двух лет. Сегодня можно впервые с уверенностью назвать точную дату начала работы - 11 мая 1891 года. Архитектор писал: "Вчера меня вызвал министр (И. Н. Дурново, министр внутренних дел. - Ю. С.) и поручил мне по желанию Великого князя отстройку генерал-губернаторского дома. Министр меня поразил своей необычайной простотой и любезностью. Я взялся за дело и теперь нахожусь в полной зависимости от этого дела"3.

Н. В. Султанов. Фотография 1890-х годов

Прежде всего предстояло преобразить интерьер домовой церкви в духе любимого Сергеем Александровичем и Н. В. Султановым XVII столетия. Султанов обладал большим опытом создания подобных интерьеров преимущественно в петербургских дворцах4. Вблизи Москвы он строил монастырскую церковь Черниговской иконы Божией Матери, осмотреть которую была приглашена великокняжеская чета. "24 мая [1891 года]. Троица. У Черниговской. Показывал мою церковь Великому князю и Великой княгине. Очень понравилась"5. Существовавший ранее иконостас домовой церкви заменили на спроектированный Султановым - с Царскими вратами XVII века из подмосковного села Братеева и подлинными иконами той эпохи в верхнем ряду. В его отделке использовалась восстановленная архитектором древняя басменная техника, получившая затем широкое распространение. Для создания атмосферы "Царской Москвы" в церкви был устроен деревянный свод с распалубками, расписанный в стиле придела Новоспасского монастыря: композиция Страшного Суда, святители, князья и серафимы в клеймах среди растительного орнамента. На северной стене - Преображение Господне, на южной - ангел-хранитель. Двойная арка на позолоченной колонне века к великокняжескому месту. Церковь освятили в честь святого благоверного князя Александра Невского и преподобного Сергия Радонежского6. К сожалению, этот интереснейший интерьер с ценными иконами и богатым убранством не сохранился.

Парадные помещения второго и третьего этажей генерал-губернаторского дворца задумывались заказчиком в стиле "ампир", а малая столовая на втором этаже, предназначавшаяся для семейных обедов, - в стиле "петровского Петербурга". Стремившийся к художественной достоверности Н. В. Султанов много времени уделил зарисовкам исторической мебели, послужившей образцом для вновь создаваемой. "Ездил в Кусково за мебелью XVIII века и выбрал пять прекрасных образцов. <...> Осматривал для "мебели" Николаевский дворец. <...> С 3 до 7 ездил в Петергоф. Зарисовывал <...> дома в Монплезире, Эрмитаже и Марли "петровскую" мебель. <...> Санкт-Петербург. Во дворце Летнего сада осматривал "петровскую" мебель"7.Н. В. Султанов. Мебель для парадных залов дворца.

К работам приступили в июне 1891 года. "В генерал-губернаторском доме начали ставить забор", - отметил Султанов в дневнике, заполненном в тот период упоминаниями о почти еженедельных утверждениях новых эскизов отделки, убранства и мебели, происходивших то в подмосковной резиденции Великого князя Ильинском, то в Александрийском дворце в Нескучном, то прямо на месте. Султанов перестраивал не только дворец, но и все прилегающие сооружения: "гофмаршальский флигель" и ансамбль хозяйственных построек. В главных зданиях было устроено отопление, водоснабжение и электрическое освещение.

Отделка жилых помещений завершилась в январе 1892 года, но на устранение недоделок ушел еще целый месяц. Н. В. Султанов писал жене: "Жибер (председатель комиссии по перестройке дворца. - Ю. С.), хотя и был очень мил, но все-таки же нашел, что у нас такая масса недоделанных мелочей, что Великому князю раньше как через три недели нельзя переезжать. <...> Присутствие мое здесь положительно необходимо, ибо есть масса мелочей, которые могут быть закончены только по моему личному настоянию и наблюдению". Однако через несколько дней его тон меняется: "Дела мои начинают поправляться: сегодня уехала Комиссия. Мы все подписали акт, составленный Жибером в крайне беспристрастном и местами даже очень лестном для работ тоне"8.Д. Д. Соколов, председатель комиссии по перестройке дворца в 1891–1893 годах

11 февраля великокняжеская семья и двор переехали в обновленный дворец на Тверской. "Прибыв в генерал-губернаторский дом, Их Высочества встречены были управляющим канцелярией генерал-губернатора В. К. Истоминым и чинами домового управления. При входе председателем строительной комиссии тайным советником Соколовым поднесена была Их Высочествам икона пр[еподобного] Сергия и блюдо, а от подрядчиков, участвовавших в переустройстве, отделке и меблировке дома, поднесены были хлеб-соль на серебряном вызолоченном блюде. Это блюдо художественно исполнено на фабрике "наследников Немирова-Колодкина" и украшено по местам эмалью; посреди его изображен герб города Москвы и надпись: "от подрядчиков по переустройству дома Московского Генерал-Губернатора"; в медальонах, сделанных по краям блюда, помещены надписи: "Их Императорским Высочествам Государю Великому Князю Сергею Александровичу и Государыне Великой Княгине Елисавете Федоровне хлеб и соль на новоселье 11 февраля 1892 года".

В поднесении хлеба-соли участвовали все подрядчики: по столярным работам Е. Н. Никифоров и Ф. И. Романов; по каменным - И. С. Касаткин; по малярным - А. М. Автономов; по водопроводным - Т. П. Городничев; по мебели - Т. В. Соловьев; по скульптуре - М. Д. Кутырин; по отоплению - Г. С. Кремнев с сыном и В. Е. Быков; по живописи - С. Г. Павлов; по живописным работам в церкви - К. Е. Морозов; по драпировкам - Е. И. Троицкий; по металлическим изделиям - П. И. Чумаков; по скобяным - С. В. Капранов; по металлическим - А. М. Щеглов и Ко; по электричеству - С. Трындин; по материям - фирмы Сапожникова и другие.

"По выслушании Их Высочествами молебствия Спасителю и Богоматери, Их Высочества прикладывались к чудотворным иконам, после чего были окроплены святой водой все комнаты новоотделанного дома. Перед отбытием святыни прибывшим с чудотворною иконой Спасителя иеромонахом поднесена была Их Высочествам икона Спаса, копия с чудотворной иконы"9.В. П. Трофимов. Белая гостиная. Бумага, акварель, белила. 1900-е годы.

Работы по убранству парадных интерьеров к моменту переезда и продолжались теперь уже под непосредственным наблюдением Сергея Александровича. Речь шла в основном об исполнении по рисункам Н. В. Султанова мебели и люстр для представительских помещений третьего этажа. В конце июня было завершено их проектирование, что Султанов не преминул отметить в дневнике: "Отдал сегодня последний чертеж Соловьеву на мебель - наконец-то развязался! <...> Сегодня поставили мебель Empire в белой гостиной. <...> Мебель Сергею Александровичу очень понравилась"10. Рисунки бронзовых люстр архитектор создавал летом 1893 года. Договариваться об их изготовлении он ездил на московские фабрики П. И. Чумакова и Д. А. Постникова. В январе 1894 года люстры украсили Белую и Красную гостиные. Эту дату можно считать завершающей в длинной череде событий по переустройству дворца.

Длинная высокая галерея на уровне первого и второго этажей соединяла главный вход с внутренним двором и делила дом на две равные половины. В той, что примыкала к Чернышеву переулку, находились великокняжеские покои. Из галереи наверх вели две лестницы: на второй этаж и в парадные залы второго и третьего этажей.

Поднявшись на второй этаж, посетитель попадал в приемную, обставленную "в стиле империи" и окнами выходившую на Тверскую улицу. Справа - домовая церковь и библиотека, слева - малая столовая, отделанная в стиле петровской эпохи. За библиотекой начиналась анфилада комнат племянницы Марии Павловны и фрейлин, а за малой столовой - хозяина дворца.

Наиболее богато декорированные залы располагались на третьем этаже. Приемная с окнами во двор, которая, как и другая этажом ниже, сохраняла прежнюю отделку "в стиле империи", сообщалась со столовой и с Белым залом - центральным, состоявшим из анфилады трех больших помещений - Танцевального зала, Белой и Красной гостиных. Если первый из них почти не изменился при реконструкции, то убранство гостиных полностью обновилось. Для них по рисункам Н. В. Султанова изготовили белые с позолотой, обитые синей шелковой материей кресла и стулья, с позолоченными ножками в виде фантастических фигур. Красная (Оранжевая) гостиная свое название получила по красно-оранжевому цвету стен, который великолепно сочетался с белой, украшенной позолотой и обитой красно-оранжевой тканью мебелью. Изысканной формы кресла, диваны, стулья, каминные экраны и витрины прекрасно вписывались в классицистический интерьер. Вделанные в стены большие зеркала иллюзорно расширяли и без того огромное пространство.

7e.jpg (92469 bytes)
Н. В. Султанов. План перепланировки 2-го этажа:
XV – проход с лестницы в домовую церковь; XIV – алтарь церкви; IX – приемная (в стиле ампир); VIII – переход в малую столовую; VII – малая столовая (в стиле петровского времени); Х – библиотека; VI – парадный кабинет Великого князя Сергея Александровича; V – внутренний кабинет Великого князя; IV – внутренние покои Великого князя; I – собственный подъезд Великого князя; XI, XIII – покои Великой княгини Марии Павловны. 1892 год.

 

За гостиной шла анфилада помещений собственной половины супруги Великого князя Елизаветы Федоровны: гостиная, кабинет, опочивальня, живописная мастерская и другие. Отделка гостиной была выдержана в зеленоватых тонах (обивка стен и мебели), а пол покрыт темно-пунцовым ковром. Киот для икон Великой княгини также выполнялся по рисунку Н. В. Султанова.

7f.jpg (58717 bytes)

Н. В. Султанов. План перепланировки 3-го этажа: VIII – проход из приемной в столовую; VII – Белая гостиная (в стиле ампир); VI – Красная гостиная Великого князя Сергея Александровича и Великой княгини Елизаветы Федоровны (в стиле ампир); IХ – танцевальный зал; Х – столовая; V – собственная гостиная Елизаветы Федоровны; IV – кабинет Великой княгини; III – опочивальня и далее внутренние покои Великой княгини.

 

Осуществление генерал-губернаторского заказа стало важным этапом творческой биографии архитектора. Домовая церковь вызвала восторженные отзывы современников. Великий князь Константин Константинович распорядился о ее повторении в Мраморном дворце11. И если этот замысел так и остался на бумаге, то заказ князя Ф. Ф. Юсупова, адъютанта Сергея Александровича, и княгини З.Н. Юсуповой по перестройке их московского дома в Большом Харитоньевском переулке был Н. В. Султановым блестяще выполнен. В стиле XVII века он создал изумительные по красоте парадные интерьеры, декор фасадов и служебные постройки, составившие с домом единый ансамбль. К сожалению, в связи с нарушением арендаторами закона о памятниках культуры, ансамбль дома Юсуповых сегодня находится на грани уничтожения. Практически забыт ныне и замечательный русский архитектор Николай Владимирович Султанов.

Н. В. Султанов. Интерьер домовой церкви святого благоверного Великого князя Александра Невского и преподобного Сергия Радонежского во дворце московского генерал-губернатора.


1. Савельев Ю. Р. Н. В. Султанов и Великий князь Сергей Александрович. По материалам писем и дневников Н. В. Султанова. 1883-1905 // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. История. Вып. 3. СПб., 2006. С. 180-190.

2. Забелин И. Е. Дневники. Записные книжки. М., 2001. С. 159.

3. ОР ИРЛИ. Ф. 230, д. 423, оп. 1, л. 41. Письмо Н. В. Султанова Е. П. Султановой-Летковой от 12.05.1891. Сергей Александрович был назначен московским генерал-губернатором в феврале 1891 г.

4. Савельев Ю. Р. Петербургские интерьеры Н. В. Султанова // История Петербурга. СПб, 2002, № 9. С. 56 - 64.

5. ОР РНБ. Ф. 757, оп. 1, д. 2. Дневник Н. В. Султанова за 1891 г.

6. Султанов Н. В. Церковь в доме московского генерал-губернатора // Зодчий. № 2. С. 12-14; № 3. С. 17-20; № 4. С. 25-27.

7. Р РНБ. Ф. 757, оп. 1, д. 2. Дневник Н. В. Султанова за 1891 г. 15 июля, 24 июля, 31 июля, 22 августа.

8. ОР ИРЛИ. Ф. 230, оп. 1, д. 423, л. 58-60. 17, 18, 22 января.

9. Московский листок. № 43. 12 февраля 1892 г.

10. ОР РНБ. Ф. 757, д. 3. Дневник Н. В. Султанова за 1892 г. 29 июня, 29 июля, 22 августа.

11. Там же. 14 апреля.